В станице Троицкой Крымского района перезахоронили останки двадцати воинов-красноармейцев

15 апреля

– Смотрите, какая погода, даже природа плачет, – говорили люди, собираясь в парке возле Братской могилы. И действительно, дождь, то мелко морося, то чуть усиливаясь, сопровождал торжественное и вместе с тем печальное мероприятие. Однако природные явления не помешали прийти сюда сотням человек для того, чтобы проводить в последний путь героев былой войны.
Двадцать воинов-красноармейцев 395-й стрелковой дивизии погибли в один день, защищая станицу Троицкую. Тут они завершили свой последний путь. Тут они теперь будут покоиться с миром. Панихиду по погибшим бойцам отслужил настоятель Свято-Троицкого храма иерей Андрей Пузицкий. А в память о красноармейцах-мусульманах мулла Мухаммад Ибрагимов исполнил Суру из Корана.
Отдать долг памяти погибшим за кубанскую землю и за нашу страну в этот ненастный день собрались представители администрации, военнослужащие, работники социальной сферы, участники поисковых организаций и военно-патриотических объединений, представители казачества, учащиеся образовательных учреждений, пришли даже самые младшие воспитанники детской школы искусств станицы Троицкой. Приехали родственники погибших солдат.
О том, как уходил на фронт 18-летний парень Павел Ропало, рассказал его племянник Иван Магдалина:
– Призвали Павла в 1943 году, вдвоем с Алексеем Агафьичем. Переправляли через Кубань. А они пели песню «Чёрный ворон», люди, что провожали, плакали все, ревели… А в скором времени пришло извещение, что погиб… Двадцать пятого года рождения он был. Там немного перепутали, сначала написали, что он 1920 года, но верно, что 1925 года. Это знаю по рассказу матери моей. Потому как, когда он погиб, мне было шесть лет. Родителей его хорошо помню, дедушку с бабушкой моих. У них семья большая была – семнадцать детей. Бабушка была мать-героиня. А дядя Павел был предпоследним ребёнком у них.
Родственники Павла Ропало приехали из посёлка Ахтырского Абинского района. Сам герой на момент призыва проживал в хуторе Васильевском (ныне входит в состав Фёдоровского сельского поселения).

Племянники, внуки и правнуки родных сестёр и братьев красноармейца Павла Ропало приехали проводить героя в последний путь.

– Мой отец рассказывал, что после призыва Павел попал на фронт сюда, под станицу Троицкую, – говорит Татьяна Васильченко, внучка Павла Ропало, который был родным братом её родной бабушки. – Это недалеко от того места, где жила его семья. И когда выдалось немного свободного времени, то Павел пришёл домой, попросил отца своего достать хоть какое-нибудь оружие, потому что оружия не хватило на всех, а как добыть его в бою, он ещё пока не придумал. Отец его пособирал по хутору у знакомых, родственников ружья охотничьи и отдал своему сыну. И сам привёз сына с этим оружием обратно в Троицкую. Как мне рассказывали, тогда и речи не было о том, чтобы не пустить сына на фронт. И у Павла самого не было мысли остаться дома или прятаться где-то. Пришёл за оружием, взял и поехал обратно на фронт.
Из станицы Фёдоровской проводить в последний путь героев приехали и родственники Алексея Евстафиевича Петровского, ещё одного бойца, похороненного в Троицкой в одной воронке с Павлом Ропало и ещё восемнадцатью красноармейцами. Племянник погибшего героя, Василий Петровский, рассказал о том, что когда семье сообщили о гибели Алексея, родная сестра отправилась в Троицкую, чтобы похоронить брата, однако пока пешком добиралась, бойцов уже предали земле.

Василий Петровский, племянник красноармейца Алексея Петровского, привёз с собой свидетельство о гибели своего дяди.

– Бабушка наша сохранила похоронку, – говорит Василий Петровский, показывая потрёпанный от времени документ, – но где могила, никто не знал. Она после войны приезжала сюда, расспрашивала, пыталась найти, но всё было безрезультатно.
В похоронке, которая хранится в семье Петровских, написано, что убит красноармеец 21 марта 1943 года.
В марте 2019 года, спустя 76 лет, поисковики отряда «Кубанский рубеж» клуба «Ка-95» Славянского района при содействии поискового отряда «Кавказ» Крымского района обнаружили на территории Троицкого сельского поселения останки двадцати воинов-красноармейцев.
– Мы в своей работе ориентируемся на документальный поиск, – рассказывает командир поискового отряда «Кубанский рубеж» клуба «Ка-95» Лев Кравченко. – За пять лет, которые мы плотно сотрудничаем с сайтом ОБД «Мемориал» (obd-memorial.ru) в Славянском районе, сверили все фамилии на памятниках и Братских могилах района, внесли обновления в Книгу Памяти Славянского района. В результате нашей работы обнаружились новые сведения, количество фамилий погибших и найденных бойцов увеличилось почти вдвое. Совсем недавно на сайте ОБД «Мемориал» стали появляться новые данные, стали рассекречивать книги погребений ВОВ. Раньше были фамилии только из боевых донесений, а сейчас стали появляться и фамилии из книг погребений. Среди них оказалась и книга погребения красноармейцев 395-й стрелковой дивизии. Кроме фамилий двадцати погибших в один день бойцов, в этой книге оказалась и схема местности захоронения, где была указана южная окраина станицы Троицкой. Мы начали поиск, встречались со старожилами станицы, но сведения, полученные от местных жителей, несколько разнились. В настоящее время на том месте находится пастбище, толока (Прим.: Славянский термин. Толокой в украинском языке ранее называли пастбище, а в русском – вытолочение скотом трав, полей.) Были рассказы, что вроде в конце улицы где-то находится захоронение, но информация была настолько скудной и обрывочной, к тому же ещё и неоднозначной, что определить местонахождение было очень трудно. Потом один местный житель вспомнил, что либо бабушка, либо дедушка ему рассказывали, что хоронили солдат в воронке от разрыва. Ребята заказали архивную аэрофотосъемку местности, на которой были видны такие воронки. При наложении на современную карту обнаружили, что действительно была воронка в конце улицы, но не точно там, где улица заканчивается, как следовало из некоторых рассказов, а в сторонке. Когда мы приехали и стали исследовать это место, то первый же щуп обнаружил наличие останков. Провели полную эксгумацию и оказалось, что там было захоронено двадцать бойцов, что соответствовало описанию в книге захоронений.
По словам Льва Кравченко, командира поискового отряда «Кубанский рубеж», в этой воронке были похоронены не только ребята из нашего края. Были там лейтенант из Одессы, второй лейтенант из Киева, красноармейцы из Грузии, Азербайджана, Подмосковья, Ставропольского края. Из разных уголков огромной страны пришли они защищать нашу землю, в которой теперь и обрели вечный покой. Светлая память воинам…

Оксана РЫКОВА.

Читайте также

Загрузить ещё