COVID-19, кардинально изменивший нашу жизнь, как пожар, пришёл неожиданно и нанёс большой ущерб. Всей системе здравоохранения пришлось экстренно перестраиваться под условия пандемии. Многие медицинские учреждения, в том числе Крымская центральная районная больница, были перепрофилированы под ковид-госпитали. Нагрузки на медиков стали огромными!

Прошёл год. Каким он был, чему научил медиков коронавирус, можно ли сегодня говорить о закрытии провизорного госпиталя и открытии профильных отделений больницы, – об этом читателям «Призыва» рассказал главный врач Крымской ЦРБ Артак Матевосян.

Артак Рубикович, 7 апреля ровно год, как в Крымске был развернут ковид-госпиталь. Как он работал в условиях пандемии?
– В начале 2020-го года по всем прогнозам становилось понятно, что избежать распространения новой инфекции не удастся. Вирус стремительно преодолевал границы и поражал все большее число людей. Опасность вируса была в том, что о нём практически ничего не было известно.
Конечно же, нетрудно было предположить, что в случае появления вируса в нашей стране, в крае Крымская ЦРБ будет принимать людей, заболевших новой инфекцией. Поэтому мы стали готовиться к приёму таких пациентов ещё в феврале. В палатах были оборудованы точки доступа кислорода. Не прошло и месяца, как от Министерства здравоохранения Краснодарского края поступил приказ с распоряжением об открытии госпиталя.
Первый пациент с COVID-19, житель Приморско-Ахтарска, был зафиксирован в Краснодарском крае в начале марта. Далее заболеваемость пошла вверх. Перед Крымским госпиталем стояла достаточно серьёзная задача – принимать пациентов из нескольких районов нашего региона. Ситуация осложнялась тем, что никто до конца не знал, как бороться с COVID-19. Конечно, на основании международного опыта коллег были сформированы методические рекомендации, однако этих рекомендаций было недостаточно, поскольку вирус вёл себя по-разному, не было единой клинической картины.
Медперсонал госпиталя экстренно приспосабливался к ситуации, информацию о том, как работать, искали везде. Пришлось пересмотреть много сюжетов о том, как идёт работа в Москве, которая первой столкнулась с проблемой. Созванивались с коллегами из столицы и Санкт-Петербурга, изучали их опыт.
Очень много было сделано в первые две недели карантина. Здесь хотелось бы сказать отдельные слова благодарности губернатору Кубани Вениамину Ивановичу Кондратьеву за то, что принял нелёгкое решение о закрытии края на карантин, а также главе Крымского района Сергею Олеговичу Лесь за то, что так чётко было выполнено постановление губернатора. Благодаря слаженным действиям руководителей края и муниципалитета в нашем районе долгое время не было заболевших, и мы не получили большого потока больных в первые дни, успели подготовить и достаточное количество койкомест в госпитале, и переоборудовать районную больницу в ковид-госпиталь, хотя сложности, конечно, были. В соответствии с эпидемиологическими рекомендациями мне как главному врачу предстояло выстроить всю логистику на территории госпиталя, выполнить разграничения на чистые и грязные зоны, а также обустроить общежитие для медицинского персонала.
Позже был разработан чек-лист, в котором отобразились все изменения, проведённые в учреждении. Буквально каждый шаг был под контролем Роспотребнадзора и Росздравнадзора, ежедневно проводились различные онлайн-совещания, ведомства давали рекомендации, консультировали нас. Выражаю огромную благодарность Министерству здравоохранения Краснодарского края в лице министра Евгения Филиппова за круглосуточную обратную связь.

Депутат Госдумы Иван Демченко с первых дней оказывал помощь
медикам. Снабжал госпиталь кислородом, защитными костюмами,
передал медикам района легковые автомобили для поездок к пациентам.
Нагрузки на медиков крымского ковидного госпиталя были огромными. Они стойко выдерживали работу в тяжелейших условиях.

Каким был самый тяжёлый период для госпиталя?
– Весной, в первые месяцы работы госпиталя, мы наблюдали, что у пациентов болезнь протекала в более лёгкой форме. Летом мы фиксировали ощутимый спад заболеваемости. Но в последующем стало очевидно, что вирус мутировал и стал «бить» сильнее. Если в летний период загруженность госпиталя составляла до 100 человек, то с началом осени количество пациентов стало расти. С октября по декабрь 2020 года был пиковый период заболеваемости, госпиталь был переполнен. Больные прибывали в крайне тяжёлом состоянии. Многие из них не обращались за медицинской помощью в течение нескольких дней, приняв недомогание за обычную простуду и посчитав, что справятся с ней самостоятельно. В результате мы имели отсроченное, затяжное заболевание.
Случалось, что пациенты поступали с поражением лёгких на 50 процентов. Вирус вёл себя непредсказуемо: были летальные случаи у пациентов с 20-ю процентами поражения лёгких, а были случаи, когда больные с 80-ю процентами поражения лёгких выздоравливали. Во многом течение болезни зависит от наличия сопутствующих хронических заболеваний, но, повторюсь, вирус оказался настолько коварным и непредсказуемым, что может буквально убить молодого и здорового человека. Например, были случаи, когда скоропостижно умирали пациенты в возрасте 30-35 лет, не имевшие каких-либо заболеваний.
В особо тяжёлых случаях мы обращаемся за помощью в краевые учреждения. Искренне благодарю коллег из краевого центра за то, что они ни на секунду не оставляли нас одних. Нам помогали лучшие опытные специалисты. Восхищения достойны случаи, когда медики спасали пациентов, переживавших клинические смерти. Здесь особенно хочу поблагодарить большого профессионала своего дела – заведующего госпиталем Краевой клинической больницы №1, врача анестезиолога-реаниматолога Александра Шолина.
В период пика заболеваемости активно работали амбулаторные службы Крымской ЦРБ. Врачи выезжали к больным на дом. Здесь хочется отметить неоценимую, весьма своевременную помощь, оказанную участковым терапевтам депутатом Государственной Думы Иваном Ивановичем Демченко, который в самый необходимый момент передал в амбулаторную службу Крымской ЦРБ пять легковых автомобилей. Вообще эта пандемия во многом показала, что люди готовы помогать друг другу в сложной ситуации. Большой вклад в борьбу с новой коронавирусной инфекцией внесли глава Крымского района Сергей Лесь, депутаты, предприниматели, местные волонтёры. Мы были объединены одной важной целью. Помните, как каждый день все ждали, когда же это всё закончится, но при этом порой казалось, что лучше уже не станет, как с ужасом ждали новогодних праздников, но, на удивление, после них ситуация стала выравниваться. Очень своевременным стало решение правительства выдавать необходимые препараты для лечения амбулаторных пациентов.

На 115 миллионов рублей было выделено оборудования на оснащение провизорного госпиталя Минздравом края

Провизорные госпитали в некоторых районах края уже закрыли. Можно ли сегодня говорить о том, что и в Крымске вновь откроются профильные отделения больницы? Когда Крымская ЦРБ вернётся к прежней жизни?
– Действительно, в нескольких муниципалитетах края работа госпиталей прекращена. Но, к сожалению, пока эпидемиологическая обстановка не позволяет полностью прекратить работу всех госпиталей. Пока открывать корпуса больницы для лечения пациентов не с коронавирусной инфекцией мы не можем – это большой риск.
Для комплексной работы системы здравоохранения в плотной связке должны взаимодействовать все специалисты. Основное звено – это анестезиологи и реаниматологи, которые сегодня трудятся в ковидном госпитале, и пока перевести этих специалистов из госпиталя не представляется возможным. Самостоятельно мы не вправе принимать решение о закрытии госпиталя, это не в наших полномочиях.
Конечно, все мы надеемся, что в обозримом будущем эпидемиологическая обстановка стабилизируется настолько, что отпадёт необходимость в функционировании ковидного госпиталя и он закроется навсегда. Как только будет принято решение о том, что Крымскую ЦРБ можно вновь открыть, все профильные учреждения вернутся к своему прежнему режиму работы.

С октября по декабрь 2020 года был пиковый период заболеваемости,
госпиталь был переполнен. Больные прибывали в крайне тяжёлом состоянии.

В такой обстановке было непросто избежать заражения. Вы переболели коронавирусом?
– По регламенту все сотрудники регулярно сдавали тесты на наличие вирусной инфекции. И случилось так, что мой тест показал положительный результат. Следуя соответствующим рекомендациям, мне пришлось уйти на самоизоляцию, где я продолжил вести работу. Позволить себе расслабиться я не мог. Благо, инфекцию перенес легко и бессимптомно, но в дальнейшем появились долгосрочные проблемы со здоровьем. Впоследствии встал вопрос, стоит мне находиться на территории госпиталя и руководить изнутри или же быть мобильным за его пределами.
Во всех муниципалитетах было по-разному. В краевых ведомствах мне было предписано оставаться вне его стен, так как, помимо госпиталя, в Крымской центральной районной больнице немало учреждений, которыми также необходимо руководить.

190 медиков трудились в госпитале Крымской Центральной районной больницы

Как испытание коронавирусной инфекцией отразилось на Ваших коллегах-медиках?
– Практически все медицинские сотрудники, работающие в госпитале, перенесли заболевание. Многие коллеги, находясь вне его стен, также переболели. Кто-то лечился в госпитале, кто-то оставался дома и по возможности продолжал работать дистанционно.
Так случилось, что коронавирус унёс жизнь моего друга – заведующего анестезиолого-реанимационным отделением провизорного госпиталя Александра Уринова. Он был отличным специалистом, профессионалом. Ему было всего 42. В борьбе с коронавирусной инфекцией он сам заразился COVID-19 и скончался практически на рабочем месте. Его не стало 21 мая 2020 года. Мы разговаривали с ним ночью, накануне его смерти. А в пять утра я получил печальное сообщение от коллег. Принимать известия об уходе друзей очень сложно. К сожалению, ушли из жизни и наши возрастные специалисты, не работавшие в госпитале.

Какой опыт получили сотрудники во время работы госпиталя, что улучшили в работе, что потеряли?
– Да, опыт к нам пришёл во время этой «войны». Каждый пациент был непростым. Случались спорные моменты в протоколах лечения. Нашей задачей было заботиться не только о пациентах госпиталя, но и уделять внимание людям, нуждающимся в дообследовании и возможной плановой госпитализации. У кого-то заболевания переходили из состояния ремиссии в острую стадию, и эти люди боялись обращаться к специалистам из-за страха заражения коронавирусной инфекцией.
Было и непонимание со стороны жителей района. В сети выкладывали различные негативные ролики. Ответственно могу заявить, что принципиальной позицией всех сотрудников госпиталя было беспристрастное оказание помощи абсолютно всем пациентам. Каждый из наших врачей пошёл в профессию, осознавая груз ответственности. Но, к сожалению, в наше время бывает и так, что, несмотря на полную отдачу, медики вместо благодарности получают негативное отношение пациентов. Следует отметить, что результат работы может быть совершенно разным, но это не означает, что врач не приложил максимальные усилия. Выздоровление каждого пациента – это совокупность многих факторов.

Немало претензий жителей к работе системы здравоохранения в этот период было связано с отсутствием «должного» внимания к пациентам с иными заболеваниями. В социальных сетях жители жаловались на дефицит медицинских кадров в поликлинике в разгар пандемии. С чем это связано?
– Мы сумели развернуть только неврологическое и терапевтическое отделения на базе Варениковской больницы. Наших жителей принимали в ближайших районах. Никому не отказывали. С 22 марта, по решению губернатора, вновь начата диспансеризация. Есть ряд специалистов, которые с началом пандемии уволились по достижении ими пенсионного возраста, есть те, кто переехал на постоянное место жительства в другие регионы страны. Многие специалисты, входящие в группы риска по возрасту, были вынуждены находиться на самоизоляции. Это сказалось на отсутствии специалистов на местах. Но в целом мы справились с тяжёлой ситуацией.
Важно понимать, что если раньше врач в поликлинике принимал 20-30 больных, то в пиковые моменты нагрузки на одного специалиста приходилось 70-80 человек. Например, из пяти врачей один вышел на больничный, один ушёл в отпуск, на оставшихся троих нагрузка распределилась равномерно и увеличивалась на 500-700%. Это колоссальный объём работы только в поликлинике. Плюс ко всему врачи выезжали на дом к пациентам. В результате такой нагрузки я не исключаю, что претензии к специалистам были.

Что дал этот год, кроме опыта? Какова сейчас нагрузка на госпиталь?
– Год стал испытанием, которое закалило, наверное, весь медицинский персонал не только в нашем районе. Можно было сломиться, и порой чувствовалось, что руки опускаются, но нельзя было отступать. Ведь в таком ритме трудились все наши коллеги во всём мире.
Поскольку сегодня эпидемиологическая обстановка позволяет говорить о том, что заболеваемость идёт на спад, ведётся вакцинация населения, то количество коек в ковидном госпитале сокращается. В Крымском госпитале в настоящее время 150 койко-мест. Всего в госпитале сейчас проходят лечение 140 человек, из них 7 пациентов в реанимации и двое подключены к искусственной вентиляции лёгких.

Понятно, что давать прогнозы – дело неблагодарное. На Ваш взгляд, как будет развиваться ситуация дальше?
– Заболеваемость внутри муниципалитета пока не растёт. Эпидемиологи считают, что к концу лета мы будем иметь популяционный иммунитет. Стабилизировать ситуацию помогает вакцинация населения.

Нужно ли прививаться тем, кто переболел в лёгкой форме и имеет небольшое количество антител?
– Я склонен прислушиваться к мнению моих авторитетных коллег в этом вопросе. Главный инфекционист Краснодарского края Сергей Зотов полагает, что количество антител не влияет на уровень защиты. Если они присутствуют, то это означает, что контакт с вирусом у человека был и иммунитет выработался.

Спасибо за интервью.

Нина ЛОЗИЦКАЯ.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *