Курган Карагодеуашх находился на юго-востоке от станицы Крымской (ныне г. Крымск, микрорайон Маршала Жукова). «Уашх» по-адыгейски означает «гора, холм». Это погребение богатого меотского вождя.
Самый богатый из всех известных памятников синдо-меотского населения Северного Причерноморья. Обнаружено богатое захоронение вождя, его жены и его колесницы. Датируется последней четвертью IV в. до н.э.

Территория нынешних Крымского, Абинского и соседних районов издавна была заселена меотами. В конце IV века до н.э. являлась ареной ожесточённой междоусобной борьбы сыновей боспорского царя Перисада I.

Военные действия
Древнегреческий историк Диодор Сицилийский оставил нам красочное описание военных действий между старшим братом Сатиром, занявшим боспорский престол, и его братом Евмелом, стремившимся к власти.
Евмел привлёк на свою сторону вождя фатейского племени Арифарна и, собрав значительные силы, стал оспаривать власть у брата. Узнав об этом, Сатир двинулся против него со значительным войском, состоявшим из греческих наёмников, фракийцев и союзников-скифов. Последних было более 20 тысяч пехоты и 10 тысяч конницы. В упорном сражении войска Сатира разбили Евмела и Арифарна, которые с остатками войска бежали в хорошо укреплённую резиденцию Арифарна.
Диодор так описывает её: «Царский замок стоял у реки Фата, которая обтекала его и вследствие своей значительной глубины делала неприступным; кроме того, он был окружён высокими утёсами и огромным лесом, так что имел всего два искусственных доступа, из которых один, ведший к самому замку, был защищён высокими башнями и наружными укреплениями, а другой был с противоположной стороны, в болотах, и охранялся деревянными палисадами…»
Три дня воины Сатира рубили лес, с трудом и опасностями пролагая себе дорогу: на четвёртый день они приблизились к стене, но, осыпаемые тучею стрел, потерпели огромный урон. Предводитель наёмников Мениск, отличавшийся умом и храбростью, бросился через проход к стене и вместе со своими товарищами стал храбро атаковать укрепления, но был отражён превосходящими силами неприятеля.
Сатир, увидев его в опасности, поспешил на помощь и, выдержав натиск неприятеля, был ранен копьём в руку… и при наступлении ночи скончался. Начальник наёмников Мениск, сняв осаду, отвёл войско в город Гаргазу, а оттуда по реке перевёз останки царя в Пантикапей. Пантикапей был столицей Боспорского царства и находился на месте нынешнего города Керчи.
Диодор жил на несколько столетий позже описываемых событий, и на Боспоре он не бывал, но в данном случае, по-видимому, использовал сочинения местного историка, хорошо осведомлённого о всех событиях в истории Боспора.
Описание местности и укреплённой резиденции царя фатеев (фатеи были одним из меотских племен) Арифарна, одного из меотских вождей, ближе всего подходит к территории нынешнего Крымского района.


Гробница под курганом
Меоты своих вождей и представителей родовой знати хоронили под большими курганами, и не является ли Карагодеуашх гробницей вождя Фатеев Арифарна?
Местонахождение кургана и время его сооружения совпадают с описываемыми Диодором событиями. Курган простоял около 2300 лет.
Весной 1888 года произошёл случайный обвал, приведший к открытию каменной гробницы. Вот что было записано в полевом дневнике Е. Д. Фелициным при первом посещении им кургана: «При предварительном осмотре кургана на западной его покатости найдена была яма овальной формы, глубиною не более аршина и длиною около двух аршин. Вблизи ямы лежал вытянутый из кургана дикий необделанный камень, а в глубине её видна была широкая толстая и гладко отёсанная плита, под которой можно было различить нечто вроде дверей или входа в какое-то сооружение, скрытое под насыпью кургана».
В Санкт-Петербург в Археологическую комиссию, которая ведала всеми археологическими раскопками на территории Российской империи, Е. Д. Фелициным была послана телеграмма, извещавшая о случайном открытии нетронутой гробницы в кургане Карагодеуашх. Фелицин был хорошо известен как знаток местного края.
Археологическая комиссия поручила произвести раскопки кургана Е. Д. Фелицину. Начаты они были 27 апреля 1888 г., а окончены 14 мая того же года. В кургане была открыта большая каменная гробница, состоящая из четырёх следующих друг за другом помещений общей длиной свыше 20 метров.
Гробница располагалась не в центре, а в западной половине кургана, в насыпи, на два метра выше поверхности почвы. Остальная часть кургана осталась неисследованной и центральное погребение обнаружено не было.
Гробница сложена из больших, хорошо отёсанных каменных плит на известковом растворе и внутри оштукатурена. Потолок состоял из брёвен, сверху заваленных камнями. Брёвна сгнили, и камеры склепа были засыпаны рухнувшей землёй, камнями и перегнившим деревом.
Вход в гробницу находился с узкой западной стороны и был сделан очень тщательно. Косяки двери были оштукатурены и заканчивались карнизами, поверх которых лежала длинная трёхметровая плита, перекрывавшая дверной пролёт. Такая же плита лежала внизу и служила порогом.
Высота двери не превышала 1,5 метра. Было первое помещение оштукатуренным или нет – из описаний неясно. Вторая камера гробницы отличалась более тщательной архитектурной отделкой, чем первая, – стены её были прекрасно оштукатурены, а каменный пол залит известью.
Третья камера, вернее коридор главного погребения – была не только оштукатурена, но и покрыта фресковой росписью. Орнамент выполнен в виде бордюра полосами на верхних и нижних краях стен и наружной поверхности двери. На правой стене изображён пасущийся олень с большими ветвистыми рогами и опущенной головой.
Четвёртое, последнее помещение было выше остальных и представляло собой главную погребальную комнату, стены которой были покрыты росписью. Но из-за плохой сохранности составить какое-либо представление о её характере было невозможно. Роспись Карагодеуашхского кургана является одной из наиболее ранних росписей древних склепов на юге России.

Богатство гробницы
В гробнице обнаружены два погребения во всём их великолепии.
В первой камере находились остатки погребальной колесницы и скелеты двух или трёх упряжных лошадей. В правой половине комнаты между камнями обрушившегося потолка оказался пепел, древесный уголь и кости домашних животных – остатки жертвенного костра.
Вероятно, тризна была совершена над могилой и только впоследствии обрушилась в камеру. В юго-восточном углу комнаты стояла глиняная простая амфора, некогда наполненная вином, и рядом с ней серебряный сосуд. Здесь же обнаружено до 150 различных бус (каменных, стеклянных, пастовых), между которых находились три стеклянных медальона, оправленных в серебро. На одном из них изображён лев, на другом – человеческая голова и на третьем – бегущий воин в панцире, с круглым щитом и шлемом на голове.
В этой же камере, вдоль левой боковой стены, среди остатков деревянного саркофага лежал скелет молодой женщины в полном погребальном ритуальном уборе. Около её черепа найдена тонкая треугольная золотая пластина с рельефными изображениями в три ряда. В нижнем, наиболее широком ряду в центре представлена сидящая в кресле в спокойной, торжественной позе женщина в высоком конусообразно сужающемся головном уборе, поверх которого наброшено покрывало, спускающееся на спину и плечи.
Края покрывала украшены орнаментом, видимо, из нашивных бляшек. На женщине длинный рукавной хитон (нижняя одежда), а поверх надета тяжёлая одежда, спускающаяся прямыми складками. За спиной у неё видны две женские фигуры, закутанные в покрывала. Справа от центральной фигуры, очевидно богини, изображён юноша в отороченном шитьём кафтане, подпоясанном наборным поясом.
Правой рукой он подносит ритон, за верхнюю часть которого держится богиня. Мужчина, находящийся слева от богини, протягивает круглодонный сосуд с широким горлышком. От среднего поля эта композиция отделяется узкой полосой с изображением двух вытянувшихся грифонов по сторонам небольшого сосуда. Во втором ярусе пластины – колесница, запряжённая парой тяжёлых, могучих лошадей, и в ней мужская фигура, возможно, это возница. На самом верху пластины – женщина в покрывале.
Внизу пластина обрамлена фризом из чередующихся масок и бычьих голов. По краям есть дырочки, служившие для прикрепления к головному убору покойницы. Назначение пластины становится совершенно ясным из рассмотренного выше головного убора богини, изображённой в нижнем ярусе этой же пластины.
На погребенной был такой же высокий конусовидный головной убор, фронтальная часть которого была украшена треугольной пластиной. Поверх головного убора наброшено покрывало, спускавшееся, вероятно, до талии и украшенное золотыми штампованными бляшками в форме птиц и головы Медузы, найденными близ черепа. У височных костей находилась пара золотых серег превосходной филигранной работы.
Серьги состояли из золотого кружка, украшенного сканью, большой подвески в форме усечённой пирамиды и двух малых подвесок. На шею погребённой были надеты массивная золотая гривна, представляющая собой гладкий шейный обруч, и богатое золотое ожерелье. Оно состоит из фигурных пластинок, украшенных пальметками и розетками из филиграни, разделённых золотыми рубчатыми бусами.
Пластинки и крупные бусы снабжены полыми подвесками, имеющими вид изящных сосудов. В центре ожерелья над одной из таких подвесок имеется головка быка. Рядом лежали золотая цепочка с львиной головкой на конце и изящное плетёное золотое ожерелье с тоненькими сердцевидными подвесками. Запястья умершей украшали массивные золотые пластинчатые браслеты, концы которых оканчивались рельефными изображениями гиппокампов (морских коней).
Фантазия древних греков создала второстепенные морские божества с передней частью коня и рыбьим хвостом. Гиппокампы были в свите бога моря Посейдона. На концах браслетов гиппокампы изображены с изящной лошадиной головкой, с подогнутыми передними лошадиными ногами и змеевидно извивающимся рыбьим хвостом. На одном из пальцев правой руки был надет массивный золотой перстень с вырезанным на щитке изображением сидящей на высоком табурете и играющей на лире женщины.
Вторая камера, отличавшаяся тщательностью архитектурной отделки и росписью стен, оказалась совершенно пустой. Возможно, она первоначально предназначалась для женского погребения, а затем по каким-то неизвестным причинам захоронение было произведено в первой камере.
В третьем помещении, по существу представлявшем собой коридор, найдены кости лошадей с бронзовыми и железными принадлежностями от конской узды. По-видимому, здесь был похоронен верховой конь вождя.

Мужское погребение
Главное мужское погребение находилось в последней камере, особо богатой своим убранством. Вождь был погребён в деревянном саркофаге, поставленном вдоль левой боковой стены. От саркофага остались лишь куски сгнившего дерева и гвозди, так что о его форме мы судить не можем. Рядом с черепом найдены золотые пластинки с пальметками и гиппокампами, украшавшими головной убор. На шее скелета находилась золотая гривна, концы которой украшены фигурами львов, терзающих кабанов.
Лев изображён вспрыгнувшим и подмявшим под себя громадного кабана, распластавшегося по земле. Левой передней и задней лапами он обхватил свою жертву и впился зубами в шею. Работа отличается не только тонкостью и тщательностью отделки, но и замечательна прекрасной характеристикой животных.
Вождь был погребён в полном вооружении, недоставало только панциря. У левого бока лежал короткий железный меч с обложенной золотом рукояткой и цилиндрический оселок, верхний конец которого был оправлен тонким золотым листом и имел отверстие для подвешивания к поясу.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *