Крест свыше

Из почты "Созвучия":

– Почему молодая мать устала любить своего ребенка, который отличается от других?

                    Оксана ГОРОХОВА, Крымск.

И где любовь?

Сразу не ответишь. Причины? Предполагаю первое, что приходит на ум: может, рушится представление у той молодой матери о счастливом материнстве? У нас как – рождение ребенка, приятные хлопоты, встреча любимых из роддома с шарами и цветами, потом агуканье подросшего ребеночка, переворачивание малыша с бока на бок – восторг. 

И она, та мать, тоже радовалась, ведь ее наблюдения вначале совпадали с рассказами других мам о детях своих. А потом женщина стала замечать, что ребенок ее другой: не говорит, уединяется, не слушает, не идет на контакт. Живет в своем мире. Картинка о безмятежном детстве  малыша рассыпается, как детали конструктора.

К тому же свекровь все чаще головой качает, мол, одного  и того не могла нормально родить. Муж устал ждать положительных  изменений. Нет-нет да и посмотрит косо на свое семя: уродилось же...

 

Теряется надежда

Да, есть понимание близких родственников, есть сочувствие и желание помочь, но сопереживания не подпитываются энергией, но жалость не орошает влагой душу, которая начинает изнывать. Главное же – не вырывается из души крик о помощи тому, кто создал все в этом мире, нас в том числе, – к Богу.

Душа забита выстроенными схемами развития событий: беременность, роды, воспитание ребенка  лет до двух дома, потом – детсад, затем учеба в школе, ну потом, конечно, как у всех, поступление в  институт и так далее... А схема-то  не работает. Что-то в ее пунктики не укладывается. Все идет не так. Разобраться бы: что?

Первое, что приходит на ум, – надо бежать к врачам. Они помогут. Они-то вроде и стараются помочь – подсказывают, рекомендуют, советуют. В меру своих сил и современных, как кажется обширных, возможностей.

Возможности же их ограничены. Так и идут дни чередой с не таким, как у всех, ребенком: он почти не говорит, часто капризничает и по ночам безудержно громко плачет. Конечно, мать заботится о нем, но ей этого мало. В ней еще живет устоявшаяся схема: все должно быть как у всех, когда от рождения первенца до детского сада  должно столько открытий произойти. А  радости узнаваний не происходит. Теряется надежда. Тем более что  бесчисленные посещения медицинских кабинетов с целью узнать ответ на единственный вопрос: почему так? – результата не дают. Светила от науки только беспомощно руками разводят: трудно сказать.

 

Причина и следствие

Бежать в духовную лечебницу – православный храм,   ведь дитя в младенчестве крестили? Так ноги не идут. Запас любви, которую безусловной не назовешь, кончается. А крика нет, нет даже намека на шепот: «Помоги, Господи!»

... Я видела детей в храме, которых не надо держать и уговаривать принять святое причастие. Они спокойно принимают Тело Христово, ставят свечи, прикладываются к иконам. Секрета их нормального поведения в этом никакого – детей приобщают к церковной жизни с младенчества.

Зато ухо четко ловит спасительные советы посторонних (не от ума ли?): три укола – и ребенок заговорит, раз пять по десять сеансов массажа – и он твердо будет ступать ножками. Родные готовы выложиться материально, лишь бы ребенок быстрее  выправился. Но не всегда можно решить вопросы деньгами.

Ответ не ищется: в чем причина? Покупаются все новые лекарственные средства для, образно говоря, вытирания непросыхающей лужи (СЛЕДСТВИЕ). Неблагодарное это занятие – бороться с ним, тут важно найти ПРИЧИНУ.  Получается, что главное вроде и неважно.

Я знала одну женщину, которая не один год ухаживала за больной дочерью. Дочка не ходила, сидела в инвалидном кресле. Вязала красивые вещи, говорили, что даже стихи писала. Мечтала побывать на море. Мать с трудом, но смогла организовать поездку.

Не знаю, что было перед глазами у уходящей в мир иной Оленьки. Может, мамин образ, сны о счастливом детстве, в которых она, как и все здоровые дети, бегает по земле, или серебристые соленые волны моря. Их она все же ощутила в своей короткой жизни.

Думаю, что если бы та мать не любила свое убогое дитя, то не старалась бы скрасить жизнь своей дочери дорогостоящей поездкой к синему чуду. Любила, принимала, страдала, верила, что ее кровь, ее девочка до последней минуты будет ее продолжением, что неизлечимая болезнь дочери – ее крест, который нести ей до последнего вздоха.

 

Понять и принять

Люди с ограниченными возможностями, иногда проскальзывает бестактно: здоровья... Их не становится меньше на наших улицах, в классах, аудиториях. Мы замечаем их в общественном транспорте, кинотеатрах и скверах. В лучшем случае стыдливо отворачиваемся, чтобы не видеть уродство, чтобы не ломать глаза.

Кое-кому даже  кажется, что надо избавляться (ну не кощунственно ли это звучит!) от «горе-человеков». Портят они вид нашей вполне благополучной жизни и все тут.

Другая точка зрения у известного многим православным людям протоиерея Дмитрия Смирнова, который говорит о том, что инвалиды нужны нам, здоровым, чтобы стать милосердными.

Так что если и будет поставлен диагноз: безнадежен, то, как ни прискорбно, надо принять это, постараться понять, что все ниспослано свыше. Может, такими испытаниями и страданиями нас ведут к Богу. Потому как если в семье была бы одна тишь да благодать, о Боге никто и не подумал бы, не произнес слов молитв о даровании исцеления дитя, которое мучается из-за наших грехов. А может, никто и не виноват в болезни ребенка. Ведь пути Господни неисповедимы и, может, для того, чтобы родители обратились к Богу, и дается им  тяжелейшее испытание. Помните у Серафима Вырицкого: «От меня это было…»

Есть песня в исполнении Светланы Копыловой о том, как человек благодарит Бога за то, что он создал его таким – без рук и ног, за то, что дал жизнь. Высший полет, не правда ли? Не клясть судьбу, не совать голову в петлю, а благодарить за то, что родился калекой, за то, что Господь дал ему возможность жить, дышать, любить Бога. Послушайте ту песню, может, хоть она настроит вас на волну ПРИНЯТИЯ ситуации. Может, слова той песни помогут что-то понять в жизни и будут первым шажком к Богу, к безусловной любви, любви к своему ребенку.

 Нина ИЛЬИНОВА.

 

Считаю, что все сказано правильно. Добавлю только,  что в случае  тяжелой болезни ребенка такой Крест дан родителям свыше. И они должны его принять и нести. А, может быть, Господь уготовил ребенку иную участь по своему промыслу. Вспомните блаженную Матронушку Московскую…

Протоиерей Сергий КАРПЕЦ,

настоятель Свято-Михаило-Архангельского храма.